Русская из Латвии о местных русских: «Почему говорят они, а стыдно мне?» - Наука о человеке
Русская из Латвии о местных русских: «Почему говорят они, а стыдно мне?»

Русская из Латвии о местных русских: «Почему говорят они, а стыдно мне?»

Share This

Пока мы не научимся уважать других, не стоит требовать того, чтобы уважали нас. Мой родной язык - русский. Я родилась и живу в Латвии. Сегодня я хочу рассказать о ситуациях, в которых мне стыдно за местных русских.

Плакаты и пикеты. Пикеты и плакаты.

8 февраля в Риге прошёл очередной пикет против перевода школ на латышский язык обучения.

Я не буду говорить о том, что в большинстве стран, имеющих с Латвией общее прошлое, уже давно введена единая система образования. Не буду говорить и о том, что все люди, с которыми мне доводилось общаться, закончив такие школы, в совершенстве владели, как минимум, двумя языками — государственным и родным. Я не буду задаваться вопросом, почему непримиримые противники языковой политики, уехавшие в Англию, не возмущаются, что их детям приходится учиться на английском.

Я не буду пытаться выяснить, почему против полного перехода на латышский язык обучения выступают преимущественно пенсионеры… В конце концов, мы живем в демократическом обществе, где каждый имеет право не только на своё мнение и его оглашение, но и на свободу действий в рамках законодательства, административного и уголовного кодексов.

Однако я хочу понять, чем руководствуются люди, выходящие к зданию Сейма с такими плакатами?


Что имел ввиду их автор? Обучение на государственном языке может стать причиной суицида? Изучение государственного языка способствует тому, что человек становится грязным, спившимся, курящим бомжом? Вы серьезно? Как можно рассчитывать на конструктивный диалог, оперируя подобными «аргументами»? Почему это делают они, а стыдно мне?

К сожалению, я вижу, как тема образования для многих русскоязычных стала поводом выйти на улицу с транспарантом в руках, бить себя в грудь с криками «Русские не сдаются» и сетовать на то, что «раньше было лучше».

«Зая, ну твою ж мать!» и «На Берлин! Спасибо деду за победу»

В автобусе два русскоговорящих молодых человека вальяжно расселись на местах для инвалидов и оживленно общаются, через каждое предложение сопровождая свой разговор крепким словцом.

У одного из них звонит мобильный телефон. «Зая, ну твою ж мать, я же сказал — еду в лоховозе».

Рядом стоит очень пожилой дедушка, каких признано называть живчиками, и трясущейся рукой держится за поручень. Говорят и делают они, а извиниться хочется мне!

Через три месяца эти или другие, такие же парни, нацепят на антенны своих автомобилей оранжево-черные ленты, наденут спортивные костюмы с надписью «Россия», возьмут плакат «На Берлин!» и пойдут жать руку и дарить цветы этому, или такому же дедушке в Парке победы, где со сцены представители определенных партий будут декламировать: «Надеемся, вы сделаете правильный выбор!» (Я не утрирую, 9 мая 2017 года накануне муниципальных выборов со сцены, установленной в Парке победы, звучали именно такие слова).

У каждого из нас есть право возложить цветы в память о погибших солдатах, вспоминая своих родственников, чьи жизни забрала война. Но не нужно забывать, что пока некоторые индивиды начинают своё утро 9 мая с «фронтовых ста граммов», а заканчивают вечер пьяным дебошем в Парке победы, нам не стоит обижаться на острые высказывания в адрес русскоязычных, традиционно вызывающие резонанс в этот день.

«А вдруг я турист из России?»

От человека, который хочет найти работу в сфере обслуживания в столице Латвии, как правило, требуют знания трёх языков— латышского, английского и русского. Однако это сугубо личная инициатива работодателей. Понятно, что всем нам хочется, чтобы официант в кафе рассказал о составе определенного блюда и возможном содержании аллергенов на нашем родном языке. Если этого не происходит, адекватный клиент переходит на латышский или английский, на худой конец — на язык жестов, неадекватный — устраивает «разбор полётов».

Фраза «А вдруг я турист из России» - их «козырь в рукаве» и главный, но весьма сомнительный аргумент.

Лично я не верю, что русскоязычные не могут купить э-талон на две поездки, заказать чашку кофе с молоком или стакан апельсинового сока на латышском. В этом плане мне очень импонирует позиция владельца даугавпилсского бара Artilērijas pagrabi.

«Мы не используем русский язык в случае, если на нем говорит местный. Потому что не надо выпендриваться, ты знаешь, что такое alus! После 25 лет ты знаешь, что такое alus, не п**ди!» , - так он во время нашего интервью прокомментировал политику своего заведения. Достаточно жестко, но, на мой взгляд, справедливо...

Я видела многих туристов из России — на рождественском базарчике женщина лет сорока, читая по бумажке, пыталась заказать глинтвейн на латышском языке. Да, собираясь в нашу страну, она в русской транслитерации выписала фразы на латышском, которые будет использовать во время своего путешествия!

Я видела многих местных, которые цокают языком и закатывают глаза, когда продавец в киоске - молодая девушка, видимо, студентка, которая приехала в Ригу из деревушки в Курземе, с акцентом пытается говорить на языке принципиальных русскоязычных местных.

Каждый раз, когда я слышу от местных жителей фразу «А вдруг я турист из России?» (к счастью, в последнее время это происходит всё реже), я говорю: «Так ты же не турист!» А если говорить о туристах… У каждого гостя страны есть возможность использовать международный язык общения — английский. Требовать идеального владения иностранным русским в магазине в Латвии также нелепо, как и пытаться расплатиться белорусскими рублями в России.

Полагаю, что многие люди, прочитав мои размышления, предсказуемо займутся вбросом сами знаете чего на вентилятор.

Комментировать будут они, а стыдно, опять же, будет мне. Просто потому, что пока мы сами не научимся уважать страну, в которой живем, уважать государственный язык и людей, которые на нём думают и говорят, не стоит требовать уважения к себе.

И помните, что каждый раз, когда вы ведете себя так, как те, кого я описала в этой статье, вы дискредитируете не только себя, но и всех русскоязычных, живущих в Латвии.